ru-en
ru
en
tr
zh-CN
fa
tk

НОВОСТИ ТУРКМЕНИСТАНА
подписка на рассылку

2020-07-11 › ИНТЕРВЬЮ Почему Акджемал Магтымова уехала из благополучного Омана в разрушенную войной Сирию


ЮНИСЕФ/Х.Асхави. За минувшие годы многим сирийцам пришлось много раз перебираться с места на место, спасаясь от насилия. Африн, Сирия, январь 2020 года.
Д-р Акджемал Магтымова, прежде чем возглавить отделение ВОЗ в Сирии, работала в девяти странах, многие из которых тоже находились в состоянии конфликта. Но, как она сказала в интервью  Елене Вапничной, таких разрушений она не видела нигде. А еще ее поразила стойкость, терпение и воля к жизни сирийцев, не потерявших надежду после девяти лет войны. Читайте и слушайте продолжение интервью.

ЕВ: Я предполагаю, что Вам тоже нужно большое терпение, выносливость и надежда. Хоть Вы и говорите, что побывали во многих странах, где тяжелая ситуация, в Йемене, например, но в Сирии, действительно, кажется, безвыходная ситуация. Вот уже больше 9 лет длится конфликт, конца ему не видно, система здравоохранения разрушена. Что заставило Вас согласиться возглавить ВОЗ в этой стране, и не опускаются ли у Вас руки после всего, что Вы увидели? 

АМ: Вы знаете, после Туркменистана – это моя страна, я работала там в Фонде народонаселения –  меня назначали в Лаос, в Северную Корею, я работала в Бангладеш, в Индии, в Непале, на Мальдивах, в Йемене. У меня была небольшая передышка почти в три года в Омане – это богатая страна. Но когда в начале года началась вот эта пандемия, я видела, что страна стоит на ногах. Это как в семье: ты видишь разных своих детей – кто-то послабее, кто-то посильнее. И достаточно хорошо развивающаяся экономически страна Оман очень быстро приняла ответные действия на пандемию. И у меня, наверное, было просто чувство долга. Я сама хирург, гинеколог, и я чувствую, что сейчас мы как будто бы должны пойти на операцию и остановить вот это вот  «кровотечение». И сидеть там, где уже «хирургов» достаточно, я не могла. И когда Региональный директор предложил мне поехать в Сирию, ответ был уже ясен: «Да, конечно!»  - ну, почти как «Служу Советскому Союзу!». Естественно, я согласилась, приехала. То есть в первую очередь, это чувство долга. И то, что я здесь смогу сделать, это дает мне – как Вам сказать? – успокоение. Поэтому я была готова прийти и помочь. 

Что здесь делает ВОЗ? На самом деле, мы делали, делаем и можем сделать очень много. Основной мандат Всемирной организации здравоохранения – это, конечно, эпидемиологический надзор и также сбор информации о системе здравоохранения. Как я уже сказала, 50 процентов медицинского персонала уехало - эмигрировало из Сирии за это время. И сейчас надо поддерживать работу тех медработников, которые есть, а также выпускать новых медработников. Поэтому мы работаем не только с министерством здравоохранения, но и с министерством высшего образования по выпуску и подготовке будущих кадров. Мы также помогаем медикаментами.

Когда я была на северо-востоке в Камышлы, я дождалась доставки медикаментов  через границы разных областей, регионов, находящихся под различным контролем. Мы получили 85 тонн медикаментов. Это комплексное лечение для более миллиона разных пациентов  с разными заболеваниями: инфекционными, неинфекционными, хроническими, а также для 4300 случаев травм. Конечно, мы тоже работаем по COVID-19 не только с министерством здравоохранения, но и со структурами, которые выше министерства здравоохранения, с межсекторальными структурами и, естественно, с другими гуманитарными организациями, а также с ООН. У нас происходят регулярные совещания, где мы анализируем ситуацию, мы проводим регулярные поставки.

На данный момент обнаружено всего чуть больше 300 больных COVID-19. Это очень небольшое количество, и мы объясняем это тем, что страна в принципе закрытая, и министерство здравоохранения быстро реагировало на кое-какие вспышки и изолировало людей. Но сейчас ВОЗ работает с министерством, с тем чтобы укрепить возможности лабораторных исследований и вообще диагностические возможности в Сирии. Для этого мы поставляем лабораторное оборудование, реагенты, а также расширяем возможности больниц по приему людей. 

ЕВ: Насколько власти настроены на сотрудничество? Понимают ли они срочную необходимость восстановления хотя бы медицинских учреждений и вот всего того, о чем Вы говорите, и борьбы с COVID-19, естественно. 

АМ: Конечно. Вообще, если посмотреть на регион, сирийское здравоохранение и подготовка сирийских медиков считались одними из самых лучших – до войны, я имею в виду. Сейчас эти кадры все равно остались, и они очень хорошо понимают и дают себе отчет в том, что нужно делать – что надо выращивать кадры. Министерство здравоохранения понимает, что надо строить и восстанавливать больницы. Когда мы говорим о нашей помощи, о помощи ВОЗ, на момент вот этого интервью мы восстанавливаем или пытаемся частично восстановить 19 учреждений здравоохранения по всей территории Сирии. Мы работаем с сирийским правительством и находимся на связи с другими территориями, которые находятся под разным контролем, пытаясь добраться до людей, которые нуждаются в нашей помощи, гуманитарной помощи. И правительство дает нам полную возможность это сделать. Я проработала здесь уже почти два месяца, и в мае мы провели два груза из Дамаска в Камышлы на северо-восток. Общий груз – 456 тонн. Сейчас мы провели 85 тонн – то есть Дамаск дал нам разрешение проехать через всю страну на северо-восток, чтобы мы помогли людям, которые нуждаются в помощи. 

Но, конечно, сейчас в этих тяжелых экономических условиях, в условиях разрухи, трудно сохранить внутреннее производство. Страна находится под санкциями.

Меня очень часто спрашивают, влияют ли санкции на оказание помощи. Мне кажется, что этот вопрос не имеет смысла, потому что любая санкция уже по своей природе подразумевает ограничения. А раз есть ограничения, мы все видели дефицит предметов медицинского назначения. И естественно, когда у производителей очень много заказов и среди заказчиков - Сирия со своими санкциями, я как производитель выберу другую страну, без санкций.  И даже гуманитарным сотрудникам для того, чтобы получить все эти разрешения, оформить документацию, проходит много времени, и мы тоже можем лишиться производителей, которые хотели бы быть нашим поставщиком. Так что, конечно, если мы говорим о санкциях, они создают ограничения.

источник › https://news.un.org



2020-07-07 › ИНТЕРВЬЮ Глава представительства ВОЗ в Сирии: «Если людей оставить в покое, дать им мир, они готовы созидать»


Фото ВОЗ-Сирия. Глава Представительства ВОЗ в Сирии Акджемал Магтымова (в центре) у разрушенного здания больницы в г. Хомс.
Фото ВОЗ/Сирия. Война в Сирии длится уже десятый год.
Когда д-р Акджемал Магтымова получила назначение в Сирию, она взяла с собой ковер, который соткала для нее мама в родном Туркменистане. Правда, он не решал вопроса, как доехать до Дамаска в период пандемии COVID-19, - все же он не был ковром-самолетом. Но она добралась до Сирии, чтобы возглавить там отделение ВОЗ, и через месяц отправилась в поездку по стране, разрушенной девятилетней войной. О том, что она увидела, Доктор Акджемал, как ее называют в Сирии, рассказала Елене Вапничной. 

АМ: Это была поездка по дорогам из Дамаска в Хомс, Хаму, Алеппо. Это северо-запад страны. А потом 12-часовая поездка по дороге  с северо-запада на северо-восток – в Камышлы, где проживает 12 процентов населения Сирии. И естественно, [все эти районы] находятся под контролем разных группировок. Сирия – это моя десятая страна назначения. Я была в разных странах - в странах, где было чрезвычайное положение после каких-то природных бедствий. Также была и в странах, где были конфликты, причиненные самими людьми. Но таких разрушений, как в Сирии, я нигде не видела. Я не видела… Что особое впечатление произвело? Это, наверное, выносливость людей. Я видела, что люди, которые попали в тиски этого конфликта, уже десятилетие они живут в тисках войны, в которой они мало что могут сделать сами. Выход из этого кризиса только политический, только международно-политический. 

...мы отдаем все силы для того, чтобы сохранить здоровье людей и сохранить систему здравоохранения

Во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), где я работаю, мы отдаем все силы для того, чтобы сохранить здоровье людей и сохранить систему здравоохранения. Я видела результаты жестокости этой войны, включая атаки на учреждения здравоохранения. Из всех учреждений здравоохранения, которые существовали раньше, работают меньше половины. Остальные не работают или работают не в полную силу. Я видела, например, в Хомсе больницу на 400 коек, которая практически была разрушена до основания. Я видела другой, очень современный комплекс, в восточной части Алеппо. Суперсовременный комплекс на 600 коек, в котором было суперсовременное оборудование. Он тоже разрушен до основания. Просто сердце кровью обливается! Естественно, это против всех международных правил. Все эти атаки на медицинские учреждения - нарушение международного права. 

Вы спрашивали: «Что же вас тронуло?». Естественно – лица людей, с которыми я разговаривала, с кем я общалась. Я помню 29-летнего молодого человека, который лежал в больнице и читал мне стихи. ВОЗ там помогает местной неправительственной организации, которая взяла на себя функционирование службы гемодиализа. Каждую неделю люди по два-три раза проходят гемодиализ, потому что у них отказывают почки. Эта организация обслуживает 160 человек, осуществляет патронаж над этими людьми, а это две трети людей, которые нуждаются в гемодиализе. Раньше их такой помощью обеспечивала больница в Хомсе,  - та, разрушенная, на 400 коек. Этот 29-летний молодой человек, которого я видела, он как мой сын. Женился четыре месяца назад, изучает арабский язык и литературу, пишет стихи. Он продолжает писать стихи благодаря помощи ВОЗ, что было очень приятно. Эта помощь доходит до людей – до него, чтобы продолжать пытаться жить нормально во всем этом хаосе. Меня, конечно, поразило это желание бороться, желание жить. Молодой человек строит свою жизнь, несмотря ни на что. 

Меня, конечно, поразило это желание бороться, желание жить 

Я видела врачей, встречалась с руководителями здравоохранения в разных провинциях. Они показывали мне больницы, которые были полны людей. Люди буквально стоят, сидят… Естественно, когда мы говорим о COVID, мне задает врач вопрос: «Доктор Акджамал, как вот я могу велеть им построиться и держать дистанцию?». Я хочу сказать, что за последние полгода этот региональный и мировой кризис, конечно, повлиял на жизнь людей, которые привыкли бороться, стоять на ногах, но он ставит их в еще более сложное положение, когда люди вместо того, чтобы нормально питаться, вынуждены стоять в длинных очередях за хлебом. Число людей, которые теперь покупают хлеб и ничего больше, увеличилось. Если мы возьмем 20 млн сирийцев, то из них 9,3 млн нуждаются в питании. Девяносто процентов сирийцев живут ниже прожиточного уровня. Мы видим, насколько тяжелы условия. Но люди все равно пытаются бороться, продолжают свою жизнь.
 
Я видела врачей, которые настроены работать. Они работают героически. Героически. В этих вот условиях, когда 50 процентов врачей и медперсонала выехали из страны за эти 10 лет, а те, кто остались, продолжают работать за двоих, как говорится. Я видела, как работает  Международный Красный Крест в лагерях, которые находятся на северо-востоке. Этот лагерь беженцев и переселенцев называется «Аль-Хол». В нем живут 65 тыс. человек, 60 процентов – дети. Многие из них, конечно, даже родились в этом лагере. Не дай бог, если эта инфекция попадет в этот лагерь! Это будет очень тяжелая ситуация. Но я видела, допустим, что работает госпиталь Международного Красного Креста. Там африканцы работают плечом к плечу с европейцами. Но пациентов у них не так много, потому что не хватает персонала.
 
Я еще раз хочу сказать, что меня поразило: желание жить, умение бороться и, наверное, надежда в глазах. Я буквально два дня назад ходила по улицам Алеппо, древнего исторического города. Половина его, если не больше, разрушена. Я проходила по темным улицам, видела разрушенные квартиры, дома и увидела свет в одном окошке. Весь дом черный, и только свет в одном окошке – люди возвращаются. Если людей оставить в покое, дать им мир, они готовы созидать.

источник › https://news.un.org

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
  • 1
2020-10-29 04:46, Thursday, Asia/Ashgabat, 1018 (уникальных) посетителей в среднем за день с начала года.
Сегодня на сайт зашли 229 посетителей • вчера было 1187 • с понедельника 3413 • с начала месяца 28753 • с начала года 306720 посетителей.